О нас

История

dom_logo


Компания Дом CARO появилась благодаря двум сестрам Анне и Елене Егоркиным, которые любят свое дело, с удовольствием посвящают ему время и силы, а главное, за 15 лет существования компании, сумели собрать вокруг себя людей, разделяющих их взгляды на жизнь и энтузиазм в работе.

Что такое CARO?

Анна:

CARO – c испанского «дорого», с итальянского «дорогой сердцу». Смысл получается объемным и слово короткое – запоминается сразу. А теперь это Дом Caro, потому что, в определенном значении, это и есть наш дом.

Так много работы?

Анна:

Дело в другом: у многих с детства формируюется представление, что дом, работа, хобби и личное – это разные части жизни. Но однажды я поняла, что «правильно» - это если одно перетекает в другое. Когда твое хобби – то, что приносит огромное удовлетворение само по себе, – становится твоим делом. Когда на работе ты видишь приятных тебе людей – или даже родных, как моя сестра Лена. Жизнь не нарезается противоестественным образом на куски, а становится единым целым.
Больше всего я люблю красоту и путешествия. Точнее так: люблю все вокруг делать красивым, а путешествия меня вдохновляют. И Дом Caro позволяет мне полностью раскрыться.

Лена, что для тебя самое приятное в CARO?

Eлена:

Мне нравится видеть, как все начинает работать слаженно и четко. Нравится заниматься руководством и организацией всех процессов. Аня идеи придумывает, я даю им жизнь. Мы очень разные, и нам в этом повезло: мы друг друга дополняем.

Анна:

Лене близки обстоятельность, спокойное течение жизни, даже летать на самолетах она не любит. Я общаюсь с поставщиками, посещаю выставки, формирую коллекции. Лена все структурирует, планирует, наводит порядок. Поэтому идеи не повисают в воздухе, а воплощаются в жизнь. И когда я вижу: вот оно, уже существует, - это невероятно вдохновляет, появляется огромный запас сил, чтобы продолжать.

Как вы стали работать вместе?

Анна:

Я жила в Лондоне, в престижном районе: домик – садик – все это… навевало грусть. Зато я часто бывала в Индонезии – заказывала плетеную мебель для питерских магазинов. В 97 году еще никто такой мебелью не занимался. Только представьте: самолет в Сурабайю, шесть часов джунглями в деревню, где сидят люди и плетут кресла и столы, а потом в другую - где делают уже тиковую мебель. И мне там нравилось - думала над тем, чтобы уехать в Индонезию совсем. А вот Москвы я не понимала. Но в Индонезии было много экспатов, которые жили и работали в России. Именно они рассказали, каким динамичным и живым городом стала Москва! Вот так все и случилось: приехала в кризис, делать свой бизнес.
Во многом, помогла бизнес-школа, законченная в Нидерландах. Кроме того, те самые экспаты, как выяснилось, в Москве занимали высокие посты в крупных компаниях. Их советы по ведению бизнеса часто были просто бесценными. В общем, сейчас кризис нас не пугает.

Елена:

Я приехала в Москву из Питера, потому что Аня мне предложила. В Питере я тогда диссертацию писала в институте имени Лесгафта. Пожалуй, это был мой самый смелый поступок.
Мы сняли квартиру в Перово за 120 долларов в месяц. Это был наш первый офис. Аня поймала на улице машину, тут же договорилась с водителем, что он будет нашим шофером. Юрий Михайлович, оказался ученым, которого уволили в кризис, это был «водитель-философ». Аня ездила по клиентам, а я осваивала офисную технику, потому что тогда даже факс отправить было для меня чем-то совершенно новым.

Анна:

Потом мы сняли квартиру на Маяковке, в сталинском доме. Взяли первого сотрудника на работу, очень волновались.

Елена:

Решили сделать склад, нашли помещение, договорились с поставщиками. Потом сняли офис в бизнес-центре. Я занималась счетами, Аня объехала всю Россию.

Анна:

У меня были такие вояжи Москва-Иркутск-Владивосток-Хабаровск-Барнаул за 2 недели. Приезжаю в какой-нибудь город, ловлю машину и говорю: «вы со мной до вечера», - и едем по городу. Куда? На улицу Ленина или проспект Ленина. Во всех городах России есть такие, и обязательно там – текстильный магазин. В регионах люди душевные: напоят, накормят, всё посмотрят. Вот поэтому многих наших клиентов я знаю лично. Это для меня очень важно. С поставщиками мы тоже тесно общаемся. Если есть какая-то интересная ткань у других производителей, мы не меняем контактов, а просто договариваемся, чтобы наши же поставщики то, что надо, для нас сделали.

Аня, откуда у тебя столько энергии?

Анна:

Мне всегда было трудно сидеть на одном месте. Будучи студенткой питерского Иняза – водила экскурсии для немцев по Эрмитажу за невероятные тогда 50 марок, потом решила, что мне нужно европейское образование и уехала в Германию. Наша страна, в том ее виде, напоминала мне о рабовладельческом строе, поэтому мне хотелось обрести свободу – хотя бы свободу передвижения. Тогда я работала и оплачивала университет сама. Много разных проектов было в Европе, потом снова уехала в Питер и опять вернулась в Европу.
Но вообще, важнейшая тема для меня – стабильный уровень энергии. Этому учат восточные практики, такие как цигун и кундалини йога. Практик довольно много – выбрать можно любую. Есть только одно маленькое условие: постоянство. А что это такое? Даже стакан справа налево каждый день переставлять очень сложно, всё вокруг так складывается, чтобы переставить стакан не получилось. Ведь чтобы работать, нужно быть в хорошей форме.

Что такое для вас ткани?

Анна:

Красота, тепло, уют. Неповторимость интерьеров.
Огромная часть жизни, конечно же: на даче есть специальная комната, где живут интерьерные журналы, их там за последние пятнадцать лет скопились, наверное, тысячи.
Но главную роль играют люди. Клиенты и поставщики, с которыми мы все время общаемся. Наша команда, где нет ни одного случайного человека. Моя сестра.

Елена:

Буду краткой - для меня это Дом Caro.